ОТ СТЕПАНАКЕРТА ДО ДОНЕЦКА

Павел Кухмиров 21.11.2020 10:04 | Политика 102

В связи с недавними трагическими событиями в Арцахе очень много разговоров было и есть на тему возможного повторения карабахского сценария в Донбассе. Действительно, аналогии напрашиваются: конфликт, находящийся в замороженном состоянии более четверти века, вдруг вспыхнул с новой силой и одна из сторон, дождавшись благоприятной возможности, переломила ситуацию в свою пользу. Да, «окончательного решения армянского вопроса» в Карабахе не случилось. Но нынешний расклад, не благоприятный для Арцаха и Армении, там теперь если и не навсегда, то совершенно точно надолго.

Конфликт в Донбассе также прибывает в условно замороженном состоянии (хотя, люди продолжают там каждый день умирать отнюдь не условно). И по поводу данных аналогий сразу же обозначились две крайности. Одну сразу же начали радостно транслировать представители небратской Украины и содержание её, в общем-то, понятно. Разумеется, произошедшее в Закавказье внушило им определённую надежду. Другую крайность озвучивают граждане российские охранители и «официальные патриоты» на зарплате и без оной. Сводится она к сакральному «это другое»: мол, пророссийские силы ожидает только гарантированная победа. Высказывается это в самых разных вариантах. Подкрепляется же, как правило, ещё и тем даже, что произошедшее в Карабахе — на самом деле геополитическая победа РФ. Насколько сие и вправду победа — повод для отдельного разговора. Сейчас же у меня есть желание поговорить конкретно о Донбассе. А именно: игнорируя и ту, и другую крайность, трезво оценить ситуацию там. Что вообще происходит в регионе и каковы могут быть реальные аналогии с ситуацией, которая сложилась в Арцахе перед нынешней трагедией. Насколько уместна аналогия, протягиваемая от Степанакерта до Донецка?

Я просто перечислю ряд моментов, красочно это характеризующих.

Ну, во-первых, у Азербайджана с самого начала было всё в порядке с союзниками. В том числе и в плане пусть не откровенной, но чёткой военной поддержки. У бандеровской Украины с этим тоже всё хорошо. Настолько, что они даже проводят совместные учения вблизи от линии фронта, а бойцы Донбасса наблюдают их в оптику. К примеру, на южном фронте не так давно были замечены совместные учебные стрельбы украинцев и британцев по надводным и береговым целям (зафиксированы британские опознавательные знаки). И это только один из подобных эпизодов.

Во-вторых, куда более весомое значение имеет тот факт, что те самые ударные беспилотники «Байрактар», которые смогли в первые недели войны нанести карабахской армии критический урон, не просто закупаются Украиной — они имеют к ней непосредственное отношение, так как при их изготовлении использовались украинские комплектующие (в частности двигатели производства завода «Мотор Сич»). Более того: Украина, как выяснилось, вообще принимала самое активное участие в подготовке той военной операции и даже в ней самой, поставляя ресурсы и живую силу в зону конфликта (снайперские и диверсионные группы), о чём на днях поведал Давид Жвания. И, полагаю, нужно ей это было отнюдь не только из-за денег. Надо говорить, какой сценарий Украина отрабатывала таким образом и кого в первую очередь может касаться его возможная реализация?

В-третьих, технологическое отставание армий нынешних Республик от нынешних же ВСУ слишком очевидно. Опыт последней Карабахской войны показал, что, не имея надёжных систем ПВО и РЭБ, а также без отработанных методов борьбы с ударными беспилотниками врага сопротивляться, конечно, можно. Но недолго и с не очевидным результатом. В связи с чем сотрудничество Украины с Турцией вызывает, мягко говоря, дополнительное беспокойство.

В-четвертых, готовность самого Донбасса вообще к отражению вероятной украинской агрессии ощутимо ниже, чем была даже у Карабаха. Прежде всего потому, что в Донбассе отсутствует обязательный воинский призыв, а в Карабахе он есть. И именно призывная армия там смогла долго сдерживать на порядок превосходящие их ВС Азербайджана (причины поражения — также отдельная песня, не вполне имеющая отношение к военной части дела). Более того: не факт, что эта истинная боеготовность сравнима даже с 2014 годом, потому что ресурс добровольцев, вытянувших войну тогда, так же в значительной мере исчерпан. Да это и нормально: он в принципе не бесконечен. Что так же не внушает оптимизма.

В-пятых, в политическом плане совершенно не понятно, чем именно занимается т. н. руководство Республик в связи с вероятной войной. Здесь я просто процитирую то, что пишет у себя в телеграм-канале последний оставшийся в живых крупный командир донецкого ополчения первой волны А.С. Ходаковский: «Мы поздравляем друг друга с Днём парламентаризма ДНР, имитируя наличие государственности, и при отсутствии международных отношений имеем целое министерство иностранных дел – дай ему Бог здоровья. Но находясь в состоянии войны – не имеем ни одного военного человека в правительстве. Я предлагал реанимировать хотя бы созданный некогда в пику совбезу комитет обороны – но не нашёл понимания. Я говорю, что по сути мы больше Карабах, но по форме – больше Ереван в его предкапитуляционном состоянии». Без комментариев.

Ну, и в-шестых, у Донбасса точно такое же, как у Арцаха, принципиальное отсутствие любого международного статуса. К которому, если уж так разобраться, система, насаждённая в Донбассе г-ном Сурковым и его ставленниками, не стремилась в принципе. Чем они занимались вместо этого — ещё одна отдельная песня. А уж о московских заклинаниях из серии «нам нужна вся Украина» даже говорить желания нет. В итоге Донбасс имеет шесть политически потерянных лет и отсутствие даже одностороннего признания со стороны кого угодно, включая Свазиленд. Как и Карабах перед войной. В итоге даже с чисто формальной точки зрения Азербайджан действовал строго на своей территории, принадлежность которой, опять же даже формально, не ставилась под сомнение вообще никем. Что осложняло любое вмешательство сторонних сил на стороне Арцаха критическим образом. Разумеется, это никого не оправдывает, но тем не менее и банально выразить протест с чьей-либо стороны было юридически проблематично. Ну, и посаженное пашиняновским Ереваном марионеточное правительство, не способное принимать самостоятельные решения, стало здесь финальной вишенкой на торте. Ассоциируется ли эта картина с нынешним Донбассом? Без комментариев.

Вот и получается, что ситуация в нынешнем Донбассе не просто имеет сходство с предвоенным Карабахом — она ещё хуже, чем там. Но, разумеется, чисто теоретически это сглаживается фактором т. н. «северного ветра». Вот только без него никто уже ничего не сделает в принципе, случись серьёзное обострение по примеру Арцаха. Именно такая система была там выстроена и другой в данный момент нет. И вопрос о том, что будет, если «северный ветер», скажем, не успеет подуть, является крайне занимательным. На сколько в таком случае всего этого хватит? Особенно в связи с тем, что противник, несмотря ни на что, всё же явно воодушевлён карабахскими событиями. Явно ухудшившими обстановку в Донбассе в принципе. Как, впрочем, и не только в нём. Но это тоже уже совсем другая история.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора