ДИПЛОМАТ — ЭТО НЕ ЧЕМОДАН

Станислав Смагин 19.02.2021 8:12 | Общество 99

Неделю назад, 10 февраля, почти незамеченным прошёл День дипломатического работника. Внимание ему, помимо самих виновников торжества, уделили разве что относительно немногочисленные СМИ. Впрочем, сие примета отнюдь не только лишь текущего года. Схожий расклад можно наблюдать почти каждый раз.

Однако же, по-хорошему, этот день заслуживает внимание немногим меньше, чем День Армии или День флота. Ведь дипломатия — не что иное, как третий наш союзник, неупомянутый в знаменитой формуле, приписываемой императору Александру III (автор имеет выражение, приписываемое предпоследнему российскому императору — «У России есть только два союзника: наша армия и наш флот» — прим. ред.) Она не только предотвращает настоящее широкомасштабное кровопролитие между странами, заменяя его с тем или иным результатом. Находясь на стыке с разведывательной и, собственно, военной деятельностью, она часто не менее опасна для своих «бойцов», чем война больших батальонов, на стороне которых якобы Бог.

Наш великий поэт и драматург Александр Сергеевич Грибоедов, погибший от разъярённой и умело направленной тегеранской толпы на посту посланника в Персии. Офицер и путешественник Ян Виткевич, наш первый посланник в Афганистане, фактически выигравший в этом качестве один из стартовых этапов «Большой Игры» с Британской империей, а затем покончивший жизнь при столь странных обстоятельствах, что уместнее говорить об убийстве. Погибший при защите дипломатической почты дипкурьер Теодор Нетте, тот самый человек и пароход из стихотворения Маяковского — и его тяжело раненый, но выживший напарник Иоганн Махмасталь (кстати, почту они в итоге отстояли, застрелив двух нападавших).

Потом дипкурьеры гибли на боевом посту ещё не раз, и в честь них даже существует отдельный памятный день — тоже в феврале, 5-го числа (день подвига Нетте и Махмасталя). Но не только, собственно, дипкурьеры отражали и отражают атаки на диппочту — в 2011-м едва не лишился глаза, отстаивая её от неправомерного обыска таможенников, наш посол в Катаре Владимир Титоренко; кстати, за восемь лет до этого, будучи послом в Ираке, он за эвакуацию коллег-дипломатов во время американской агрессии удостоился Ордена Мужества.

Наконец, совсем недавно, в 2016-м году, при исполнении служебных обязанностей был убит террористом наш посол в Турции Андрей Карлов. Достойный список, притом что очень сокращённый.

К сожалению, современная российская дипломатия делает слишком многое, чтобы о её празднике, несмотря на всех героев её давнего и недавнего прошлого, вспоминали без всякого энтузиазма. Конечно, внешняя политика в первую очередь определяется политической системой в целом и общим характером оной, а МИД служит оформителем, уточнителем, транслятором и распространителем. Увы, ведомство С.В.Лаврова и само по себе усугубляет имеющуюся общую печальную картину.

Откровенное и подчёркнутое пренебрежение интересами русских в Прибалтике, Средней Азии и на Украине, сочетающееся с заискиванием перед русофобскими элитами данных стран. Возложение цветов на могилы самых сомнительных деятелей, от «лесных братьев» до хорватского нео-усташа Франьо Туджмана. Откровенный космополитизм явного большинства работников, сочетающийся порой с неуместной разухабистостью поведения. Самый яркий пример этого симбиоза — М.Захарова, по-детски восхищающаяся, что в США её принимают за свою, и одновременно не к месту отплясывающая «Калинку».

Кстати, «пасхалочку» — то есть скрытое ироничное смысловое послание — на сей счет я обнаружил в идущем сейчас по второму каналу сериале «Оптимисты» о советских дипломатах/разведчиках накануне и во время Карибского кризиса. Диалог советского дипломата-разведчика и американского журналиста.

СДР: Я Вам организую эксклюзивное освещение встречи Хрущёва с американским поэтом Робертом Фростом, а если не организую — спляшу на этом столе.

АЖ: О, даже не знаю, что хочу увидеть больше — встречу Хрущева с Фростом или тарантеллу на столе в Вашем исполнении.

СДР: Ну, у нас в МИД принято танцевать «Калинку».

Я сказал обо всех этих процессах и явлениях много резких слов, и до сих пор считаю все или почти все их справедливыми. И всё же нередки обратные персональные примеры. Связанные не только с гибелью и травмами на поле дипломатического боя, как в случае Карлова и Титоренко, но и с проявлением принципиальности, вполне равным мужеству в военной схватке. Михаил Демурин, бывший заместитель директора Второго Европейского департамента МИД, курировал отношения с Прибалтикой и ушедший в отставку в знак протеста против заискивания перед тамошними национал-русофобами. Владимир Андреев, генеральный консул в Крыму времён ещё украинской юрисдикции, сказавший всё, что он думает о крымскотатарских коллаборационистах времён Великой Отечественной, и также после этого ушедший в отставку. Посол в Триполи Владимир Чамов, уволенный за резкое несогласие с подходом тогдашнего президента Д.Медведева к ливийскому конфликту.

Такие люди были — и они есть до сих пор. Их, наверное, даже меньше, чем в других ведомствах и на иных направлениях, они не могут задавать тон и определять лицо, но они существуют, работают, борются за национальные интересы в локальных вопросах. В общем, по мере скромных сил стараются сохранить что-то до лучших времён, когда их подход и образ мыслей станет не аномалией, а нормой. Времён, когда люди вспомнят, что главное значение слова «дипломат» — выразитель интересов своей страны, а уж второе —чемодан для складирования благ. Дай Бог, чтобы такие времена настали и к моменту их наступления что-то и вправду сохранилась.

Говоря «спасибо» нашим сегодняшним честным и профессиональным дипломатам, я никак не могу восславить сегодняшнюю дипломатию. Но славлю ту, что была, и трижды — которая будет.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю